Самое новое

Познаются в беде: авария на «Союзе» сблизит Россию и Америку

Авария корабля «Союз МС-10» над Байконуром может послужить толчком к сближению России и Америки, — по крайней мере, в космическом сотрудничестве

Авария над Байконуром может послужить и толчком к сближению России и Америки, по крайней мере, в космическом сотрудничестве. Но лишь при условии грамотного пиара. На Байконуре во время старта неудачной экспедиции Рогозин стоял вместе с директором НАСА Джимом Брайденстайном. Это ли не повод для ускорения сотрудничества, для снятия всевозможных недоразумений и бюрократических препон? Такого рода трагедии — оптимистические трагедии: никто не погиб, русский и американец спасены, давайте и впредь действовать дружно.

В апреле 1975 года, во время запуска «Союза» с космонавтами Василием Лазаревым и Олегом Макаровым, случилось примерно то же самое — полет из орбитального превратился в суборбитальный. Только тогда авария произошла с третьей ступенью на высоте более 190 километров. В результате космонавты приземлились в Горном Алтае, их искали целые сутки. Сейчас авария произошла на 120-й секунде.

Если «Челленджер» взорвался на 75 секунде на высоте 15 километров, то «Союз» (даже с учетом разницы в скорости подъема) находился значительно выше — ведь экипаж приземлился примерно в 400 километрах от космодрома.

В 1975 году об аварии сообщили лишь через месяц — шла напряженная подготовка к совместному с американцами полету «Союз»-«Аполлон», который должен был состояться в июле, и любой негатив был некстати.

Что показала российская космическая техника? Свою ненадежность, или, напротив, способность спасать жизни космонавтов?

До последнего момента статистика аварий у СССР/России и США была не в пользу последних. У нас было две катастрофы, в которых погибло четыре человека, у американцев тоже две, но с 14 погибшими, причем у Советского Союза последняя авария с гибелью космонавтов произошла в 1971 году, а у США — в 2003-м. В целом отечественная техника считалась более надежной. При этом эксплуатировали ее интенсивнее — с 2011 года американцы вообще не производят пилотируемые запуски, и в полетах на МКС они полностью зависят от России. Более того, оба раза — в 1975 и 2018 годах — при неполадках при взлете спускаемый аппарат отстреливался . Космонавты оставались в живых, чего у американцев на челноках не предусматривалось.

Авария с «Союзом МС-10» случилась в критический период российско-американского космического сотрудничества. Судьба МКС ценой в $150 млрд остается под вопросом. В условиях новой «холодной войны» Вашингтон не хотел бы связывать себя сотрудничеством с Москвой в космосе, но пока сам еще не определился, как будет доставлять на нее своих астронавтов. Да и «разделить» МКС невозможно. Нет в Америке и планов строительства своей собственной орбитальной станции. Теперь вопрос стоит так: что показала российская космическая техника? Свою ненадежность, или, напротив, свою живучесть и способность спасать жизни космонавтов? Задача российской власти — акцентировать внимание на втором аспекте. По большому счету, нечто подобное рано или поздно должно было произойти. С 1975-го прошло уже 43 года, по теории вероятности авария совсем неудивительна — сколько может длиться безаварийный счет? У американцев на 135 запусков космических челноков было две катастрофы, уничтоживших два корабля из пяти построенных.

Но сможет ли выполнить эту задачу новый глава «Роскосмоса» Дмитрий Рогозин? Он считает себя великим пиарщиком, это один из немногих российских чиновников охотно и неформально пишущих в Twitter, но каков КПД этой деятельности? Он буквально «сглазил» операцию накануне старта, начав кампанию по выяснению происхождения дыры на космическом корабле, выдвигая самые странные идеи для объяснения. Рогозин — не кризисный менеджер, не управленец, а политик. Стоит вспомнить о постыдно затянувшемся строительстве космодрома «Восточный» — на фоне того, что Байконур был построен в кратчайшие сроки при несовершенных технологиях шестидесятилетней давности.

От советского ВПК России досталось две ведущих составляющих: атомный и космический комплекс. В «Росатоме», вроде бы, удалось наладить дело, покончив с воровством времен министра Евгения Адамова. По крайней мере, громких скандалов вокруг него не слышно. А вот с «Роскосмосом» продолжается вечная беда, кто бы им не руководил. И предшественник Рогозина — пришедший из бизнеса Игорь Комаров, никак себя за три года не проявил.

Чем для Дмитрия Рогозина станет авария «Союза МС-10»? Вызовом, благодаря которому он укрепит свои позиции, и начнет работать с полной отдачей на российский космос, или тем препятствием, которое обрушит его карьеру? Ему срочно предстоит решить вопрос по замене работающего сейчас на МКС экипажа. Если после катастроф челноков серии «Спейс шаттл» американцы брали перерывы по паре лет в запусках, досконально разбираясь в причинах аварий, то теперь такой возможности нет.

Читать далее на источнике...


Теги: Нет
комментариев: 0

Также по этой теме:

(максимально 200 символов)

(максимально 256 символов)